Нос Клеопатры

  Автор:
  Comments Off

Нос Клеопатры

«Будь нос Клеопатры чуть покороче, облик Земли стал бы иным». Вдумаемся в эту фразу великого мыслителя Блеза Паскаля. Если бы не сказочная красота Клеопатры, то по-другому бы складывались отношения между членами «второго триумвирата» Марком Антонием, Октавианом и Эмилием Лепидом. Не будем анализировать эту фразу с позиций историка, вероятно, она не выдержит критики, так как противоречит объективным законам развития общества. Давайте не обращать внимания на гиперболизм этого утверждения. Для темы нашего с вами разговора важно одно: понятие Паскаля о красоте. Будь нос Клеопатры чуть покороче, нарушилась бы чудесная симметрия ее царственных черт, на протяжении двух тысячелетий воспеваемая художниками и поэтами.

Итак, именно нос играет огромнейшее значение в нашей внешности. Человек без носа – нечто фантастическое. Помните крик души гоголевского майора Ковалева, у которого вместо носа – «место совершенно гладкое, как будто только что выпеченный блин»?

«...Боже мой, боже мой! боже мой! За что такое несчастье? Будь я без руки или без ноги – все бы это лучше, будь я без ушей – скверно, однако все же сноснее; но без носа человек – черт знает что: птица не птица, гражданин не гражданин; просто возьми да и вышвырни за окошко!»

Нос имеет свою историю. У древнего человека нос был очень маленький. У первобытных людей он уже занимает более видное место на лице, но лишь много позднее обретает нынешние размеры.

Каждый человек в своем развитии как бы вкратце повторяет историю человеческого рода – от клетки к существу мыслящему. Законы этих превращений изучает наука, называемая эмбриологией. Наука эта столь многообразна и интересна, что требует отдельного разговора в отдельной большой книге, а потому касаться ее мы не будем. Скажем только, что все органы в период эмбрионального развития претерпевают эволюцию, и нос при этом не исключение.

Если в период внутриутробной жизни плода в результате каких-либо причин происходит нарушение формирования носа, то возникает уродство. Чем раньше наступает нарушение эмбрионального развития органа, тем тяжелее бывает и уродство. Степень выраженности изменений обусловливает понятие об уродстве, аномалии и вариации: чем больше выражен порок развития, тем с большим правом он должен быть отнесен к уродствам, слабые степени обезображивания следует считать аномалиями, а малоразвитые отклонения – вариациями.

Среди пороков развития носа в клинической практике чаще всего встречаются отклонения от нормы, зависящие от недостаточности или даже отсутствия развития данного органа. Среди них наиболее часты различные формы аномалий и вариаций, уродство же как таковое представляет исключительную редкость.

В Ленинграде, в Кунсткамере, самом первом российском музее, основанном Петром I более 250 лет назад, представлена «коллекция уродцев»: анатомические препараты различных врожденных дефектов развития. Коллекция эта была приобретена в 1717 году Петром I, во время его второго приезда в Амстердам, у знаменитого голландского анатома Фредерика Рюйша, открывшего способ длительно сохранять анатомические препараты. Среди препаратов, представленных в коллекции Рюйша, встречаются следующие врожденные уродства носа: циклопия, ариненцефалия (полное отсутствие носа), цебоцефалия. Обычно такие уродства сочетаются с другими, несовместимыми с жизнедеятельностью, а потому взрослых людей с такими дефектами мы практически никогда не встречаем.

Из аномалий развития носа чаще всего встречаются срединные носовые щели. Наиболее типичной из этих аномалий является, по терминологии немецких ученых, «нос дога». В этих случаях на верхушке носа имеется углубление, образующееся вследствие несращения двух пластинок передней части носовой перегородки. Хрящи могут оказаться недоразвитыми. Тогда при дыхании носом кожа, покрывающая углубление, совершает синхронные с дыханием движения.

В некоторых случаях образование щели не ограничивается только верхушкой носа, а, распространяясь вверх, доходит до лобной кости, и наружный нос разделяется бороздой на две части. В результате две ноздри и две носовые полости, далеко отстоят друг от друга в передних отделах и сближаются в глубоких отделах носа.

К порокам развития носа следует отнести врожденные свищи, образующиеся в результате незаращения эмбриональных щелей. Вариациями такого рода недоразвития являются атрезии (полные заращения) полости носа.

При аномалиях строения носа производится хирургическое вмешательство, способы которого определяются в зависимости от размеров деформации. Операции рассчитаны главным образом на косметический, а не на функциональный эффект.

Но, как мы уже говорили, аномалии развития являются редким исключением. А что же происходит при нормальном развитии носа? У всех детей при рождении форма и величина носов более или менее одинакова. Ребенок растет, развивается, начинает говорить, и только к двум годам нос его обретает индивидуальность.

Существуют ярко выраженные национальные особенности формы носа. Различают так называемый классический «греческий нос», «римский нос» с прямой спинкой; «кавказский нос», «негроидные носы» с широкими ноздрями; приплюснутые «монголоидные» носы и т.д. Спор о том, какой нос красивее, столь же бессмыслен, как спор в известной сказке Виталия Бианки «Чей нос лучше?». Помните?

Дубонос хвалится своим крепким носом, которым легко раскусывает вишневую косточку. Клест-Крестонос – своим кривым клювом, которым вылущивает семечки из еловых шишек. Бекас-Долгонос расхваливает свой прямой и длинный нос, которым так удобно козявок из тины доставать. Кулик-Шилонос и Кроншнеп-Серпонос защищают свои носы, которыми можно в воде всякую мелкую живность поддевать или червяков да букашек из травы таскать. И Утка-Широконос, и Козодой-Сетконос, и Дятел-Долбонос, и даже Пеликан-Мешконос, – все так нахваливают свои носы, что Мухолову-Тонконосу никак не удается выбрать лучший...

У европейцев долгое время эталоном красоты считали «греческий нос». А вот отрывок из библейского текста «Песни песней»: «Твой нос, как горная башня на дозоре против Арама...» И это не насмешка, не издевка, а вполне равноценный, с точки зрения автора, эпитет в ряду прочих, описывающих прелести возлюбленной: «Как ты прекрасна, как приятна, любовь, дочь наслаждений! Этот стан твой похож на пальму и груди на гроздья... Как прекрасны твои ноги в сандалиях, знатная дева! Изгиб твоих бедер, как обруч, что сделал искусник... Шея – башня слоновой кости, твои очи – пруды в Хешбоне у ворот Бат-раббим...» и далее уже известная нам фраза: «Твой нос как горная башня...» Что ж, видимо, именно такая форма носа считалась идеалом красоты в Древней Иудее.

В Большой Медицинской Энциклопедии приводится 15 рисунков различных форм носа, и все это – не какие-либо аномалии и уродства, а варианты нормы. Среди карандашных рисунков Леонардо да Винчи для нас интересен один, представляющий 12 различных вариантов носа: прямой, вогнутый вверху, посредине, внизу; выгнутый вверх, посредине, внизу; с горбинкой между прямыми линиями, между выгнутыми линиями, между вогнутыми линиями и т.д.

А сколько определений формы носа мы можем почерпнуть из русской народной речи? Нос картошкой, уточкой, крючком, курносый, нос сапожком. Давайте вспомним несколько русских пословиц, характеризующих нос, его форму и величину: «Чем не молодец, коль нос с огурец!», «Этот нос сто лет рос»; «Большой нос не укора: упадешь, так подпора»; «Этот нос семерым бог нес – одному достался».

А что означает выражение «зарубить на носу»? Смысл его всем понятен: запомнить крепко-накрепко, раз и навсегда. Одна беда: не очень-то приятно делать на собственном носу зарубки. Слово «нос» как анатомическое понятие здесь ни при чем. А значит оно «памятные дощечки, бирки для записи». В старину неграмотные люди на Руси всюду носили с собой такие дощечки и палочки и на них делали заметки, зарубки. Эти бирки и звались «носами» – от слова «носить».

Нередко чрезмерно большой нос становится объектом насмешек, анекдотов и даже сказок. Вспомним любопытного Слоненка с его громадным носом, который был вытянут крокодилом, из сказки Киплинга; или длинный деревянный нос Буратино; или преогромный нос героя сказки Вильгельма Гауфа «Карлик нос»; или длинные носы, свешивавшиеся до самого подбородка, которыми наградил жадного падишаха и его придворных Маленький Мук, герой другой сказки Гауфа.

А помните, Бабу Ягу – костяную ногу русских народных сказок? Когда она лежит на печи, нос у нее упирается в притолоку.

Сколько насмешек пришлось выдержать Сирано де Бержераку, герою пьесы Эдмона Ростана, из-за своего громадного носа. Но острослов и вольнодумец, отчаянный храбрец и забияка за словом в карман не лез и блестяще парировал все остроты относительно своего уродства. «Я выбираю в сотый раз мой гордый путь под перестрелкой горящих ненавистью глаз!» – звучит монолог Сирано.

Не меньших размеров носом обладал и генерал Петр Иванович Багратион, герой войны 1812 года. Но в отличие от Сирано он добродушно относился к этому своему недостатку и даже часто пошучивал на эту тему. Однажды ему доложили, что «французы на носу». «...Это смотря на чьем, – добродушно отвечал Багратион. – Если на вашем, то нам надо срочно отступать, а если на моем, то мы еще успеем пообедать».

Но не всем обладателям громадных носов удается столь стоически переносить этот дефект. Особенно когда длинный или кривой нос принадлежит женщине. Вот тут на помощь приходит ринопластика – хирургическое устранение дефектов наружного носа, врожденных и приобретенных.

Успехи, достигнутые ринохирургами, позволяют многим людям изменить свою внешность. О работе врачей по исправлению формы наружного носа создан прекрасный фильм грузинских документалистов, несколько раз демонстрировавшийся по Центральному телевидению. Там с тонкой иронией и мягким юмором показана вся атмосфера создания красоты.

Почему «с иронией», пусть даже тонкой? Вот отрывок из журнального репортажа из Московского института красоты. На прием в стационарное отделение Института красоты приходит больная А., 35 лет. Два года назад ей делали операцию по удалению горбинки на носу. Сейчас ей кажется, что кончик ее носа слишком мясистый. «Не смотрится», как говорит сама пациентка. С большим трудом врач убеждает эту женщину, что форма ее носа достаточно красивая, вполне соответствует типу лица и что он, как хирург, не возьмется портить прекрасную работу, сделанную ранее.

Да, злоупотреблять достижениями медицины не стоит. Тем более что нагрузка на врачей-ринохирургов очень велика. Вот цифры из упоминавшегося выше репортажа: за год в Московский институт красоты обратилось 118 362 пациента, из них 17 300 оказана помощь хирурга.

Ринопластика относится уже не столько к предмету оториноларингологии, сколько к оперативной косметике. Хотя косметика и является самостоятельной специальностью, но заслуживает отдельного разговора в рамках нашего рассказа о функциях носа.

Интересная статья? Поделитесь ею пожалуйста с другими:
Школа лидерства. Путь к успеху.